?

Log in

No account? Create an account

Искусство чтения заголовка - pavel v protasov aka pvp — ЖЖ

июн. 3, 2019

06:34 am - Искусство чтения заголовка

Previous Entry Поделиться Next Entry

Наблюдаю за вялотекущим иском к издательству «Самовар» из-за героев советского мультика «Маугли». Намедни Суд по интеллектуальным правам вынес по нему очередное решение и лучше бы он его не выносил.

…Мультфильмов нормальных сейчас как-то мало, поэтому проблема советских персонажей — актуальная и животрепещущая, поскольку на безрыбье монетизировать приходится их. И тут возникает забавная ситуация.

В статье 486 ГК РСФСР, который на тот момент действовал, говорится, что право на фильм принадлежит предприятию, которое фильм сняло. При этом за авторами произведений, которые вошли в фильм в качестве составной части, сохраняется право на эти произведения. Применяя эту норму к мультфильмам, выделяют отдельное право художника-мультипликатора на те рисунки, которые он делал при производстве мультфильма.

В Советском Союзе эта норма особо никого не парила: свободного оборота произведений там просто не было и удовлетворение от своего авторства художник мог получить только моральное (читай: личные неимущественные права, они не зря «моральными» называются в плохих переводах с английского).

Но настал капитализм и началась монетизация персонажей. И вот, в рамках этой монетизации наследница художника, рисовавшего «Маугли», продала издательству «Самовар» права на «персонажей» мультфильма, а те выпустили книжку с картинками. «Союзмультфильм» пошел в суд и все заверте.

…Кстати, с переходом к капитализму изменился и подход к «персонажам». ГК РСФСР говорил о «произведениях, которые вошли в состав фильма в качестве составных частей». ГК РФ уже говорит о самом произведении, выделяя из него части, включая персонажей. В первом случае первичны именно «части», а во втором — само произведение, из которого эти части выделяются.

В результате создалась ситуация, когда исключительные права на «персонажа» могут одновременно принадлежить разным лицам: «персонаж», выделенный из мультфильма, принадлежит киностудии как «часть произведения» по четвертой части ГК РФ, а «персонаж», нарисованный художником, принадлежит ему и наследникам, как «произведение, вошедшее составной частью в фильм» по ГК РСФСР. Причем «персонажи» эти, как вы понимаете, внешне неразличимы.

Как же наш СИП решает эту коллизию? Ну, как всегда, в общем…



Вернее, он ее даже и не решает. По делу ранее было вынесено решение первой инстанции, признавшее нарушение прав «Союзмультфильма» и взыскавшее компенсацию. В апелляции это решение отменили и в компенсации отказали. СИП вернул все в состояние первой инстанции, то есть, полностью согласился с ее решением. И это печально.

…Вообще, у наших судей «показатели работы» зависят от количества отмененных решений. Поэтому кроме аргументов сторон судья оценивает еще и то, у которой из них есть больше возможностей и ресурсов для того, чтобы решение обжаловать — и совершенно естественным образом начинает подсуживать более сильной стороне процесса. Так бывает в судах граждан с государством, «правонарушителей» с РАО или еще какими-нибудь «ворцами за права», потребителей с какими-нибудь страховщиками и тэ дэ. В общем, сдается мне, и этот процесс — из той же серии.

Собственно, основной причиной удовлетворения иска «Союзмультфильма» первой инстанцией стало то, что она как раз применила подход к «персонажам» из четвертой части ГК, забывая о том, что они еще и по ГК РСФСР — «составные части» фильма со своими правообладателями.

Особенно мне понравилось то, как суд ссылается на разъяснения Верховного суда:


«Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 12 Обзора судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 23.09.2015, права на персонажи аудиовизуальных произведений — мультипликационных фильмов, созданных до 03.08.1993, принадлежат предприятию, осуществившему съемку мультфильма, то есть киностудии (или ее правопреемнику). У физических лиц, принимавших участие в создании мультфильмов в указанный период, отсутствуют исключительные права на мультфильмы и их персонажи.»


Эта цитата дословно воспроизводит заголовок соответствующего пункта из обзора судебной практики. Проблема только в том, что заголовок не отражает сущность спора, а сам этот пример из обзора не имеет ничего общего с иском к «Самовару».

В этом примере истец, некий «У» (что-то мне кажется, что полная фамилия его «Успенский») пытался запретить продажу игрушек в виде мультперсонажей, на что суд вполне резонно заметил, что на сами изображения персонажей прав у У. никаких нет, поскольку он их не рисовал, а был просто автором сценария мультфильма. При этом суд отдельно отметил, что «автор не лишен права на использование созданного его творческим трудом сценарного произведения, включая и его персонажи, по своему усмотрению, в том числе путем передачи его другому лицу для создания нового произведения путем иной оригинальной экранизации, постановки». То есть, суд признал все-таки права на сценарий за У.

(Успенский вообще начал торговать «правами на персонажей» раньше всех и довольно долго продавал окружающим права, которых у него не было: его «персонажи» — это текстовые описания из книг, а к рисункам никакого отношения он не имеет).

Так вот, как вы видите, с «Самоваром» — принципиально другая ситуация: художник все-таки имеет права именно на рисунки персонажей. Но, ограничившись цитированием одного заголовка пункта, суд этих тонкостей не отразил. И сделал вывод, что, раз нету у ответчика прав на весь фильм, то нет и прав на «персонажей» и на этом все. Про право на «произведения, вошедшие составной частью в фильм» суд предпочел забыть, хотя страницей раньше это положение цитировал.

Вообще, в ГК описана ситуация, когда нескольким правообладателям могут принадлежать права на одно произведение — это всем известное соавторство. Если части из написанного в соавторстве произведения выделены быть не могут и произведение образует неразрывное целое, соавторы распоряжаются таким произведением совместно, причем ни один из соавторов не вправе запретить его использование без достаточных оснований. Вот, почему бы не применить это правило по аналогии к советским «персонажам»? Это, правда, плохой вариант, потому что применять по аналогии какое-то требование, которое никто не соблюдает — как-то не по уму. Но это я к тому, что ситуация не такая уж немыслимая и разрулить ее можно к обоюдному удовлетворению сторон. Но вот как раз этим СИП заниматься не хочет.

Кстати, апелляционная инстанция в этом деле как раз разбиралась, что такое «персонаж», и чем он отличается от подготовительных рисунков, права на которые принадлежат художнику. Но СИП на это все забил и откатился до стадии первой инстанции. Пока не опубликовано решение целиком, неясно, чем он руководствовался, но думаю, там будет что-нибудь прямолинейное типа как у первой инстанции: сначала цитируем ГК РСФСР, а потом про него забываем.

В общем, у меня плохие новости для художников-мультипликаторов советских времен и их наследников. Следует ждать новых подобных дел о персонажах, в которых суды будут применять логику четвертой части ГК, забывая про ГК РСФСР.




Оригинал записи опубликован по адресу: https://www.duralex.org/2019/06/03/iskusstvo-chteniya-zagolovka/