March 7th, 2020

Читал решение суда. Орал в голосину...

Судебные решения про честь, достоинство и прочие такие вот штуки иногда становятся неисчерпаемым источником веселья, смеха и радости. Вот и сейчас…

На арене истец, юрист Илья Ремесло и ответчик, политик Дмитрий Гудков. У Ремесло давняя битва со всякими либерастами типа Навального с Гудковым, но раньше это было как-то скучно. И наконец-то стало весело



Истец требовал признать «не соответствующим действительности» вот это:


«…ответчиком по адресам:

https://twitter.com/gudkovd/status/1149625131301363713

https://tlg.name/DmitryGudkov/1952

https://t.me/DmitryGudkov/1952, размещена информация следующего содержания:

«Есть такое ремесло – на выборах пакостить. Некий член Общественной палаты РФ по фамилии фио сейчас в пресс-центре РИА «Новости» публично занимается некрофилией: показывает фото могил, откуда у покойников я якобы собирал подписи»;

«Креатива у власти хоть отбавляй. Я человек не такой творческий, поэтому буднично подам в суд за клевету»;

А также по адресу: https://t.me/DmitryGudkov/1963: «Главный эксперт по проверке подписей нашего штаба фио о сегодняшней клевете «юриста» фио более подробно».»


Если вы знакомы с практикой таких судов, то знаете, наверно, что соответствющим или не соответствующим действительности может быть признано только утверждение о чем-то. Какие же утверждения содержатся в приведенных отрывках? Если не подглядывать в решение, то в них можно разглядеть следующее:

В первом: «Ремесло пакостит на выборах» (строго говоря, этого не утверждается, но будем уже и намеки считать); «Ремесло публично занимается некрофилией в пресс-центре РИА «Новости»»; «Ремесло показывает фото могил, откуда…».

Во втором: «Гудков подаст в суд за клевету».

В третьем: «Главный эксперт по проверке подписей штаба Гудкова высказался о клевете Ремесло более подробно».

Так, очевидно прочтет процитированное человек, для которого русский является родным. Теперь посмотрим, что усмотрел суд и заставил опровергать.

В первом утверждении суд увидел: «член Общественной Палаты России фио публично занимается некрофилией». Вот это, конечно, самое прекрасное во всей истории. Нашим судам не впервой делать вид, будто не понимаешь смысла текста и исходить только лишь из формальных признаков. Куча бедолаг так даже получили судимость по статье 282 и прочим — за всякие гиперболы и прочие фигуры речи. И вот теперь самый гуманный в мире делает вид, что не отличает эту самую фигуру речи от утверждения, сделанного «на полном серьезе», и заставляет ответчика опровергать «некрофилию».

Что ж, теперь мы все знаем, что Илья не ебет публично трупы в пресс-центре РИА «Новости». Правда, не понимаю пока, что мне с этим знанием делать, может быть, вы знаете?

Второй и третий отрывки суд прочитал как «член Общественной Палаты России фио совершил клевету». И заставил это опровергать, добавив к опровержению еще и «Распространенные фио дата на пресс-конференции сведения о включении в подписные листы фио на выборах в Мосгордуму мертвых людей — клеветой не являются».

Проблема в том, что в тексте Гудкова говорилось, что он в суд подаст. А Верховным судом в свое время разъяснялось, что само заявление в суд о преступлении может быть признано «клеветой» только в исключительных случаях:


«10. Статьей 33 Конституции Российской Федерации закреплено право граждан направлять личные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления, которые в пределах своей компетенции обязаны рассматривать эти обращения, принимать по ним решения и давать мотивированный ответ в установленный законом срок.

Судам необходимо иметь в виду, что в случае, когда гражданин обращается в названные органы с заявлением, в котором приводит те или иные сведения (например, в правоохранительные органы с сообщением о предполагаемом, по его мнению, или совершенном либо готовящемся преступлении), но эти сведения в ходе их проверки не нашли подтверждения, данное обстоятельство само по себе не может служить основанием для привлечения этого лица к гражданско-правовой ответственности, предусмотренной статьей 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку в указанном случае имела место реализация гражданином конституционного права на обращение в органы, которые в силу закона обязаны проверять поступившую информацию, а не распространение не соответствующих действительности порочащих сведений.

Такие требования могут быть удовлетворены лишь в случае, если при рассмотрении дела суд установит, что обращение в указанные органы не имело под собой никаких оснований и продиктовано не намерением исполнить свой гражданский долг или защитить права и охраняемые законом интересы, а исключительно намерением причинить вред другому лицу, то есть имело место злоупотребление правом (пункты 1 и 2 ст. 10 Гражданского кодекса Российской Федерации).»


Кроме того, в утверждении Гудкова вообще не содержится никаких сведений о том, что конкретно он считает «клеветой». Про «сведения о включении в подписные листы фио на выборах в Мосгордуму мертвых людей» — это суд додумал, со слов истца. Нехорошо…

С третьим утверждением вообще получилось смешно: суд решил…


«Признать не соответствующие действительности распространенные фио в социальной сети Интернет по адресу: https://t.me/DmitryGudkov/1963 следующие сведения в отношении фио, а именно: «Главный эксперт по проверке подписей нашего штаба фио о сегодняшней клевете «юриста» фио более подробно».»


Кто на ком стоял? Что требуется опровергнуть? Короче, идем по ссылке и видим, что в решении суда процитирована «подводка» к другой ссылке, той, по которой этот самый «эксперт штаба» рассказывает «более подробно»: https://www.facebook.com/grezev/posts/10220691218177213.

Но текст по этой ссылке никто почему-то «не соответствующим действительности» не признает. Похоже, истец об этом просто не попросил… А ведь в нем популярно объясняется, как данные мертвецов могли попасть в подписные листы и говорится, в том числе, о возможной роли в этой истории самого Ремесло. И там во все поля те самые «утверждения», которые вполне можно признать не соответствующими действительности — но никто об этом не просит. Эпик фейл какой-то…

Остальная логика суда также заслуживает внимания:


«Согласно абз. 1 п. 6 Обзора практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации, утвержденного Президиумом ВС РФ от дата, при рассмотрении дел о защите чести, достоинства и деловой репутации необходимо учитывать, что содержащиеся в оспариваемых высказываниях ответчиков оценочные суждения, мнения, убеждения не являются предметом судебной защиты в порядке ст. 152 ГК РФ, если только они не носят оскорбительный характер.

Из указанной правовой позиций следует, что защита чести, достоинства и деловой репутации по правилам ст. 152 ГК РФ возможна не только от утверждений о фактах, но и от оценочных суждений, мнений, убеждений, носящих оскорбительный характер. Оскорбительный характер является квалифицирующим признаком, позволяющим применять ст. 152 ГК РФ для защиты от распространенных оценочных суждений, мнений, убеждений.»


Имеется в виду Обзор практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации (утв. Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 16 марта 2016 г.) Вот только абзац этот там только один и что же делать с такими «суждениями», ВС далее вообще никак не объясняет. И автору решения приходится выкручиваться как ужу на сковородке:


«Толковый словарь русского языка под оскорблением понимает «действие, имеющее целью крайне обидеть, унизить кого-либо, уязвить, задеть в нем какие-либо чувства».

Удовлетворяя исковые требования, суд приходит к выводу о том, что оспариваемая информация оскорбительна, носит пренебрежительный, уничижительный характер исходя из деятельности, которая осуществляется как истцом, так и ответчиком.

Такие выражения как – «на выборах пакостить»; «некий член Общественной палаты РФ по фамилии фио сейчас в пресс-центре РИА «Новости» публично занимается некрофилией: показывает фото могил, откуда у покойников я якобы собирал подписи»; «…. подам в суд за клевету»; «…..о сегодняшней клевете «юриста» фио» имеют оскорбительный, унижающий характер, противоречат принятой в обществе культуре общения, рассматриваемые слова и выражения использованы ответчиком для негативной характеристики истца и его деятельности как члена Общественной палаты России в целях более эмоционального восприятия информации пользователями ресурса, что свидетельствует об оскорбительном характере публикаций.»


«Подам в суд за клевету» — это у нас теперь, оказывается, оскорбление. Ну охренеть. А ссылка на «толковый словарь русского языка» заставляет вспомнить историю со всеми нежно любимым РАО, которое свой иск ко мне основало на искаженной словарной цитате. Так и здесь: мне не удалось найти тот «толковый словарь» из которого взята приведенная цитата. Все результаты поиска вели к судебным решениям, по которым она разошлась. Хотя, может, плохо искал.

При знакомстве с юридической мыслью, кстати, набрел на большой разбор этого самого абзаца про «оценочные суждения», в котором видно, откуда у него ноги растут и что с ним не так. Можете тоже почитать. Он вызывает вопросы не только у меня.

Короче, ВС в свой обзор воткнул всего один абзац, который понимай как хочешь — и суды так и понимают: как хотят.

Суд прилежно «деперсонализировал» в тексте даже сумму денег, которую отсудил ответчик, но если смотреть только по опровергаемому — получилась какая-то пиррова победа. Тот факт, что Илья Ремесло не ебет трупы, успешно подтвержден решением суда и мы, как говорится, все его поздравляем. Но это, как мне кажется, не тот навык, который стоило как-то особо упоминать. (В резюме — так точно не нужно).

То, что Гудков огульно обвинил нашего истца в «клевете», тоже установлено тем же решением. Но самый интересный текст с подробным обоснованием того, откуда мертвяки в подписных листах, остался на месте.

Ну и конечно, отдельно порадовало требование опубликовать опровержение в социальных сетях ответчика «шрифтом черного цвета, размером шрифта не менее «13» на белом фоне».





Оригинал записи опубликован по адресу: https://www.duralex.org/2020/03/07/chital-reshenie-suda-oral-v-golosinu/